Такая разная любовь. Глава 9.

POV Махидевран

     Я чувствовала усталость во всем теле. Наверное, Повелителю уже сообщили и он скоро придёт. Я должна узнать.
     — Кто это? — собрав силы, спрашиваю я.
     — Девочка, — улыбаясь, отвечает мне повитуха.
     Девочка…Я вздохнула, мне хотелось ещё одного сына, сильного и умного шехзаде подарить Султану. Но ведь прекрасная Султанша это тоже замечательно. Она будет моей маленькой принцессой.
     — Дайте мне её.
     Аккуратно запеленав, мне дали на руки мою девочку. Она была такой крохотной. Кажется Мустафа когда родился был покрупнее.
     Она открыла свои голубые, как у её отца глаза, и я поняла, что рада ей. Но где же Повелитель? Мне так не терпится узнать, как он назовет нашу малютку.
     Двери отворились и на пороге показался Сулейман. Я постаралась как можно радостнее улыбнуться, но силы быстро покидали меня.
     Остановившись у моей кровати, он взял девочку на руки. Я увидела, как лицо его озарилось счастьем. Значит, он тоже рад появлению дочери.
     — Твоё имя-Разие, твоё имя-Разие, твоё имя-Разие, — прошептал он её на ухо, а затем добавил. — Моя маленькая прекрасная Султанша.
     Он отдал Разие служанке и, повернувшись ко мне, сказал:
     — Отдыхай, Махидевран. Сегодня ты подарила мне замечательную дочку.
     И покинул мои покои. Я огорчилась: он не остался со мной, как тогда когда я родила Мустафу, не поцеловал меня нежно в лоб.
     Я хотела подумать об этом, но усталость была сильнее меня. И спустя несколько минут я провалилась в столь необходимый мне сон.

Конец POV Махидевран

     Утренняя новость о том, что Валиде разрешила ей взять несколько рабынь в услужение заметно улучшило настроение Хюррем.
     Ей нравилось ощущать взгляды, которыми провожали её рабыни. Хюррем день за днём доказывала им, что они ошибались, крупно ошибались, когда смеялись над ней. Теперь же у неё были свои покои, свои рабыни. Скоро она родит шехзаде и станет Султаншей.
     Хюррем улыбнулась. Всё идет так, как она хотела. Пока её настроение омрачала только Махидевран и Династия, которая не сильно хотела знаться с нею.
     В покои вошла Мария, подруга Хюррем.
     — Проходи, Мария. Не стой на пороге.
     — Прости, Хюррем, никак не могу привыкнуть к твоим покоям. У тебя даже есть окно, ты можешь смотреть на улицу, когда вздумается. Здорово, наверное, жить здесь.
     — Скоро ты сама узнаешь это, — с улыбкой отозвалась женщина, и видя непонимающее выражение лица подруги, продолжила. — Ты будешь жить здесь со мной, Мария. Мы никогда не расстанемся.
     Девушки обнялись. Хюррем была рада иметь кого-то, кто действительно не предаст и кому она может верить в этом полном интриг дворце.
     — Мария…
     — Гюльнихаль. Хюррем я приняла ислам и теперь меня зовут Гюльнихаль.
     Улыбка покинула лицо женщины. Волна негодования поднималась в ней.
     — Кто надоумил тебя, отвечай? Кто дал имя?
     — Я сама, просто попросила Сюмбюль Агу. Он и имя мне дал.
Хюррем продолжала недовольно смотреть на неё, она чувствовала, это не спроста. Кто-то хочет рассорить её с единственной подругой. И та, поддавшись чьим-то уговорам, приняла ислам, лишь бы позлить её, Хюррем.
     Но тут двери отворились и в покои вошла улыбающаяся Хатидже.
     — Султанша, — Хюррем и Гюльнихаль почтительно присели.
     — Хюррем, как ты? Я вот решила навестить тебя.
     — Всё в порядке, Султанша. Давайте присядем.
     — Я принесла тебе оберег, он защитит тебя от дурного сглаза.
     — Спасибо, Султанша. Мария…А забыла, Гюльнихаль, принеси фрукты.
     — Я не буду снимать Ваш оберег, Султанша. Надеюсь, он защитит меня от всех напастей этого дворца.
     — Не переживай. Оберег поможет и Ибрагим Ага тоже всегда защитит.
     Хюррем не стала говорить о том, насколько сильно сомневается в Хранителе Султанских Покоев.
     — А его скрипка, — тем временем продолжила Хатидже. — Эта музыка просто завораживает, иногда мне кажется, что я-пленница этой скрипки.
     Хюррем понимающе переглянулась с вернувшейся уже Гюльнихаль. Она прекрасно поняла, какие отношения связывают сестру Султана и Хранителя его покоев.
     — Хатидже-Султан, а Ибрагим Вам когда-нибудь играл?
     — Нет, что ты, нельзя, — Султанша улыбнулась. — Я слушаю его только издали.

     Хюррем направлялась к Султану. Они не виделись почти весь день и молодая женщина уже успела сильно соскучиться. К тому же она опасалась, что Сулейман слишком часто станет навещать Махидевран.
Хатун улыбнулась. О, как она благодарила Аллаха, когда узнала, что её соперница родила девочку.
     — Сообщите Повелителю, что я пришла. — Обратилась она к страже.
     — Повелителя нет в покоях, — ответил ей мужской голос.
     — Ибрагим, — произнесла она, узнавая мужчину. — Где Повелитель?
     — Хюррем Хатун, я ведь говорил, знай своё место. Я не обязан сообщать тебе о том, где Султан. Но так и быть, Султан Сулейман в покоях Махидевран-Султан. Ты должно быть слышала, она родила ребенка.
     — А ты знаешь свое место, Хранитель Покоев? — Спросила Хюррем. — Не уверена в этом, учитывая, что ты милуешься с сестрой нашего Повелителя. Знаешь, что будет, если узнает Сулейман? — ухмыляясь сказала молодая женщина и пошла прочь, в свои покои.
     Ибрагим проводил взглядом Хатун. Нужно было что-то решать с ней. Ибрагим улыбнулся, кажется, он знает, что. Размашистым шагом он дошел до гарема. Увидев евнуха, он подошел к нему:
     — Сюмбюль Ага, помнишь, ты говорил, что в услужении у Хюррем её подруга? Ну та, что приняла мусульманство недавно.
     — Гюльнихаль Хатун? Да да, милая и тихая девушка. Очень смышленая.
     — Подготовь её, пусть сегодня к Повелителю отправится.
     — Как скажите, Хранитель.

     Ночью Хюррем проснулась от острой боли.
     — Гюльнихаль! — позвала она подругу, но та не появилась. — Гюльнихаль.
     В покои вбежала вторая рабыня, имя которой Хюррем не могла вспомнить.
     — Зови повитуху. Мой шехзаде на свет просится.
     Через пару часов обессиленная, но счастливая Хюррем лежала в своей кровати. Она сделала это, как и обещала. Родила шехзаде. Крепкого, здорового мальчика.
     Ожидая прихода Султана, она размышляла, также долго ждала Махидевран его? Или только ей кажется, что время идёт очень медленно.
     Но Повелитель пришёл. Она дождалась. Теперь никто не посмеет с ней не считаться. Она-Султанша, мать шехзаде.
     — Твоё имя-Мехмет, твоё имя-Мехмет, твоё имя-Мехмет.
     Отдав сына служанке, он наклонился к своей возлюбленной. Запечатлев невесомый поцелуй, он сказал:
     — Ты осчастливила меня сегодня, Хюррем. Родила мне шехзаде, наследника. А теперь отдыхай, ты должна набираться сил.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *