Такая разная любовь. Глава 8.

***Спустя несколько месяцев***

     Хюррем нервно расхаживала из угла в угол. Сегодня вернулся Повелитель. Наконец-то, он увидит её, носящую его сына, его частичку. Но время шло, а он её не звал. Или только ей казалось, что прошла вечность с тех пор, как объявили о приезде Султана?
     Нигяр, посмотрев на неё, в очередной раз покачала головой:
     — Хюррем, упокойся, Повелитель сначала должен увидеться со своей семьей: Велиде-Султан, Хатидже-Султан…
     — И с той женщиной, да?
     — Махидевран-Султан, мать его наследника, и скоро родит ещё одного ребенка Династии.
     — Но разве я-не женщина Султана? Я тоже часть семьи!
     — Роди сначала шехзаде, чтобы стать их семьей.
     — Рожу, вот увидишь!

     Повелитель вошел в помещение. Его родные, казалось, стояли точно также, когда провожали его. Будто ничего и не изменилось.
     Но нет, Валиде так ярко улыбалась, что казалось, будто она помолодела на несколько лет, Хатидже, бесспорно, стала ещё прекраснее. Махидевран словно светилась изнутри, было видно, что очень скоро она подарит ему ещё одного ребенка, а Мустафа подрос, стал взрослее.
     — Папа, — мальчик не выдержал и первым подбежал к Повелителю.
     — Мустафа, львенок мой. Сынок! – Подняв его на руки, улыбаясь, сказал он. – Ты хорошо себя вел, пока меня не было?
     — Конечно, папа.
     Снова оказавшись на полу, мальчик снова встал подле матери. А Султан подошел к своей Валиде, поцеловав ей руку.
     — Валиде!
     — Плоть от плоти моей. Лев мой! Повелитель, добро пожаловать! – Они приветственно обнялись. – Ребенок от Хюррем Хатун тоже на подходе.
     — Я уже знаю.
     — Ах, так, значит, шпионы работают очень хорошо, — с улыбкой отозвалась женщина.
     — Хатидже, — он подошел к молодой женщине, которая пыталась остановить себя от того, чтобы обнять его. – Пусть твое красивое личико озарится улыбкой, смотри, я вернулся живым и невредимым.
     — Повелитель, — сказала она и всё-таки обняла его.
     Сулейман обнял её в ответ и, возможно даже, прижал крепче, чем следовало прижимать к себе сестру. Но он не мог отказать себя в такой малости.
     — Мы поговорим с тобой позже, — добавил он тихим голосом.
     — Махидевран, моя роза, я вижу, ты дашь скоро жизнь нашему дитя.
     — Да, Повелитель, мы очень скучали по Вам. Но теперь Вы здесь, и я спокойна.
     — Мустафа, — он снова поднял на руки своего сына, по которому так скучал и поцеловал того в щечку.

     — Хранитель покоев, Ибрагим Ага!
     Мужчина обернулся, его звала Гюльфем Хатун. Покосившись на стражников , стоявших рядом, Ибрагим подошел к женщине, та приветственно присела.
     — Хатидже-Султан будет сегодня вечером в инжировом саду…и просила передать это, — она протянула фиолетовый платок.
     Развернув его, Ибрагим обнаружил там небольшую только-только начавшую распускаться красную розу.
     — Скажите Султанше, что я обязательно буду там, — посмотрев в сторону, они увидели появившегося в конце коридора Агу.
     Гюльфем быстро скрылась в ближайшем повороте, а Ибрагим спрятал руки за спину, чтобы евнух не увидел платка.
     — Сюмбюль Ага! – громко позвал он его, тот быстро засеменил ему навстречу. – Скажи Хюррем Хатун, пусть готовится.
     — Как скажите, Господин. Приведу за руку, не переживайте.

     По коридорам гарема буквально вприпрыжку бежала женщина в белом развивающемся платье.
     — Тихо, тихо! Девушка должна передвигаться нежно! – пытался остановить её Сюмбюль, но та лишь прибавила шагу.
     — Хюррем, не прыгай. Ты же беременна! – Но и Нигяр-Калфе не удавалось образумить девушку, та летела к Султану словно на крыльях любви.
     — Эта Хатун не исправится. Ей-богу, не исправится! – запричитал евнух, едва поспевая за девушкой.

     Ибрагим вывернул на очередную дорожку сада. Оглядываясь, он заметил Гюльфем, та, увидев его, присела. В этот же момент из-за кустов показалась улыбающаяся Хатидже.
     — Хранитель Покоев, — поприветствовали она его.
     — Добро пожаловать, Госпожа, — отозвался он, поклонившись, а затем, когда она подошла поближе, продолжил. – Султанша моего сердца, Госпожа моя.
     — Получили ли Вы моё письмо?
     — Да, Султанша, оно оберегало меня, как и Ваши молитвы. Сидел у костра, писал Вам письмо, и вдруг, вижу рядом Повелитель…
     — О Аллах…
     — Сначала не знал, что делать, а потом выкинул письмо в огонь.
     Хатидже опустила глаза, а затем вдруг хитро улыбнулась и спросила:
     — И все чувства, о которых Вы там писали, сгорели дотла?
     — Султанша, — он сделал небольшой шаг на встречу. – Я продолжаю гореть.
     — Я должна идти, боюсь, кто-нибудь увидит.
     — Я тоже боюсь, Султанша…что больше не смогу увидеть Вас, — он решительно взял её за руку. – Не смогу больше прикоснуться к Вашим пальчикам. – Он поцеловал её руку, он хотел сказать, что-то ещё, но увидел, что к ним приближается Гюльфем.
     — Султанша, там Нигяр-Калфа идет, — сказала она.
     — Спрячьтесь здесь, Султанша, — мужчина показал на ближайший куст, а сам прошел немного дальше. – Нигяр-Калфа, что случилось?
     Она поклонилась ему.
     — Ищу Хатидже-Султан, Хранитель Покоев. Валиде-Султан сказала найти её и привести в комнаты Махидевран-Султан.
     — Хорошо, Калфа. Я поищу здесь, а ты иди, погляди где-нибудь в другом месте.

POV Хюррем

     Я как раз пыталась убедить Сулеймана, что и сама уже неплохо пишу, когда в дверь постучали.
     — Да, — отозвался мой любимый, вошел стражник.
     — Повелитель, пришел Ибрагим Ага, сказала, что срочно.
     Сулейман отпустил мою руку и подошел к двери, там уже показался этот Ибрагим. Я ведь уже говорила ему, чтобы он не лез к моему Султану. Ага что-то тихо сказал Сулейману и тот радостно улыбнулся.
     — Хорошие вести, ты принес мне, Паргалы. Хюррем, ты можешь идти к себе, я не смогу сегодня побыть с тобой.
     — Что-то случилось, Повелитель? – любопытство съедало меня.
     — Махидевран подарила мне ещё одного дитя, — произнес он и вышел куда-то, наверное, отправился к этой змее.
     Мне не оставалось ничего, кроме как пойти в свои покои. Да Аллах, она родила девочку. Эта змея точно всё подстроила. Знала, что её больше никогда не позовут в покои Султана и испортила нашу встречу с Сулейманом после долгой разлуки. Но ничего, я ещё отомщу ей. И Ибрагиму.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *