Такая разная любовь. Глава 11.

POV Махидевран

     Уже несколько месяцев каждый мой день похож на предыдущий. Утро я провожу с Разие, навещаю Валиде, обедаю с Мустафой, вышиваю, размышляю, а ночью, когда дети спокойно спят в своих кроватях, я позволяю себе оплакивать то, что потеряла. Глупо отрицать, я потеряла любовь Сулеймана. Он предал все обещания, которые дал мне. В его сердце лишь эта Хюррем, которая снова беременна. О Аллах, за что он так поступает со мной? В чём провинилась я?
     Слёзы снова градом полились из моих глаз. Иногда мне кажется, что им не будет конца. За такими невесёлыми размышлениями я и не заметила, как забылась беспокойным сном.

Конец POV Махидевран

POV Ибрагим

     Я вновь и вновь пытаюсь найти способ избавить Хатидже-Султан от не желаемого ею брака. Но всё безуспешно. Мехмед Челеби — хороший учитель из уважаемой семьи. Его отец — Пири Мехмед-Паша — верой и правдой служит нашему государству. Но моя интуиция говорит, что здесь что-то нечисто. Или это лишь потому что я сам посмел влюбиться в Хатидже-Султан?
     У меня ещё есть время, но оно утекает как вода. Помолвку решено было провести после возвращения из похода, которое планируется на протяжении уже месяца. Теперь мы идём на Родос.
     Мне физически больно, когда я вижу, каким грустным становится выражение лица Султанши, стоит ей вспомнить об этом браке. Я обязан ей помочь. Должен что-то сделать. Даже не ради себя, а ради неё.

Конец POV Ибрагим

     Сулейман внимательно изучал карту, разложенную на столе, когда двери отворились и стражник доложил:
     — Повелитель, шехзаде Мустафа пришёл.
     — Пусть войдёт, — отрывая взгляд от карты произнес он.
     — Папа, — в комнату буквально влетел маленький вихрь.
     — Мустафа, — Сулейман подхватил сына на руки. — Почему ты не на занятии?
     — Мне нужно поговорить с тобой, папа. — Серьезно сказал Мустафа, снова оказываясь на полу. — Почему моя мама плачет?
     — Наверное, ей грустно, сынок.
     — В этом дворце только моя мама и Хатидже плачут. Это ведь не ты их обижаешь, папа?
     — Конечно же нет.
     — Хорошо. Ты ведь защищаешь Валиде-Султан, папа? Я тоже хочу защищать свою Валиде. Разреши нам и Разие уехать в Эдирне.
     — Что?
     — Я могу и там заниматься уроками, а Валиде будет чувствовать себя лучше.
     — Давай поговорим об том потом, Мустафа. Когда я вернусь из похода. Ведь я не могу оставить Валиде и Хатидже без защиты на время похода. Ты же присмотришь за ними, сынок?
     — Конечно, папа, — с радостью от получения такого важного задания сказал ребенок.
     — А теперь, иди на занятия. Я проверю, как ты учишься.
     — Пока, папа, — отозвался Мустафа и покинул покои Повелителя, оставив того призадуматься о сложившейся ситуации.

Спустя полгода
POV Хюррем

     Я гуляла по коридорам гарема, мечтая, чтобы Сулейман вернулся по-скорее, когда увидела её.
     — Здравствуй, Хюррем. Что же ты всем говорила, что мальчика снова родишь, а погляди, девочка у тебя.
     — Махидевран, я рожу еще много сыновей Повелителю, а ты-никого, ведь Сулейман больше и пальцем к тебе не прикасается. Только я в его сердце. Так что будь добра лучше помолчи, за умную сойдёшь.
     — Попомни мои слова, Хюррем. Однажды в стенах этого дворца появится та, которая затмит тебя в глазах Повелителя. Он забудет тебя, как забыл и меня, и Гюльфем, и многих наложниц до нас. — Сказала она и пошла куда-то дальше своей дорогой.
     — Этому не бывать, Махидевран. Я не стану тобой, вот увидишь, — в след произнесла я ей.
     Этого никогда не случится. Наша любовь — незыблема. Мой шепот всегда будет звучать для него громче, нежели крики всех этих бесконечных наложниц гарема.
     Чтобы хоть как-то развеяться, я решила навестить Хатидже-Султан. Пожалуй, она — одна из немногих, кто здесь относится ко мне доброжелательно. Почти каждый день заходит ко мне, любит играть с моими детьми, спрашивает о моём здоровье. А я в ответ стараюсь поддержать её. Для неё будущий брак больше похож на конец света. И я в чём-то её понимаю. Ещё свежи воспоминания, как Валиде пыталась выдать меня замуж за какого-то Бея.
     Я бы даже порадовалась за неё, если бы помолвка не состоялась. Но с другой стороны, это могло бы сделать возможным её брак с Ибрагимом, который бы привёл к возвышению последнего. А это совсем не в моих интересах.
     Зайдя в её покои, я увидела, что она не одна. При ней, как обычно, была Гюльфем. Они занимались рукоделием. Мне, признаться честно, не хватало терпения сидеть так пару часов за вышиванием. Обменявшись приветствиями, я спросила:
     — Хатидже-Султан, не хотите ли составить мне компанию в прогулке по саду?
     Сестра Сулеймана лучезарно улыбнулась, откладывая в сторону вышивку:
     — Конечно, Хюррем. Давай прогуляемся.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *