Такая разная любовь. Глава 10.

POV Хюррем

     Как это произошло? Они что всерьез полагали, что я не узнаю, кто был у Сулеймана в ночь, когда я родила ему шехзаде?
     Мария…Не ожидала такой подлости с её стороны…Хотя в этой ситуации она, конечно, всего лишь пешка.
     Я улыбнулась. Ничего, мой урок научит её не лезть в покои моего Сулеймана. Посмотрим, как теперь она будет рада этой соболиной накидке.
     От размышлений о поступке моей «подружки» меня отвлек плач сына. Мой хороший быстро растет.
     — Мой Мехмет, моё солнце…- я взяла его на руки, чтобы покормить.
     Теперь я должна оберегать не только себя, но сына от этих бесконечных интриг обитателей дворца. Но я обязательно справлюсь с этим, я смогу защитить и себя, и его, и нашу любовь с Сулейманом. Никто не посмеет разрушить нашу семью. Никто!

POV Хатидже

           Я стояла на террасе. Было холодно, в моих волосах собирались снежинки, но я, будто не чувствуя холода, всё ждала появления Ибрагима на соседнем балконе.
     Я совершенно не знала, что делать дальше. Я так надеялась, что Валиде больше не будет выдавать меня замуж. Но я ошибалась…
     Мехмет Челеби — вот кого пророчит мне в мужья Валиде-Султан. К кому идти? К кому бежать за помощью?
     Валиде сказала, что Повелитель уже дал согласие на этот брак. И она больше не допустит сорванных помолвок. Ей вполне хватило той истории с Хюррем и Батур-Бейем.
Сколько я уже стою здесь? Десять минут, час, два? Мои мысли путаются и чувствую, что сознание начинает покидать меня. Но вот появился он. Тот, кого я так долго жду.
     Он смотрит на меня, пытаясь понять, что случилось. Неужели, он ещё не знает? Не знает, какую судьбу определили для меня Валиде и Сулейман?
     Я не успеваю подумать об этом, сознание всё же покидает меня и я падаю…
     Когда я пришла в себя, за окном уже светло. Наверное, я проспала всю ночь и утро. Возле моей кровати сидит Гюльфем. Моя милая Гюльфем, она всегда готова поддержать и позаботиться обо всех.
     — О Султанша, хорошо, что вы пришли в себя. Мы очень беспокоились о Вас.
     — Не стоило, Гюльфем. Что со мной может произойти ещё?
     — Вы ведь не хотите замуж за Мехмета Челеби?
     — Ты сама всё знаешь, Гюльфем. Ты знаешь о ком тоскует моё сердце.
     — Так поговорите об этом с Валиде или Повелителем, — она опустила глаза, не решаясь сказать что-либо ещё.
     Если бы она знала о всех моих чувствах, которые буквально рвут меня изнутри. Насколько сильно увязла в симпатиях, на которые не имею права.
     Моё положение Султанши ставит меня в безвыходную ситуацию. Как представитель Династии я не могу иметь отношения с Хранителем Покоев и уж тем более не могу любить как мужчину того, кого считают моим братом…
     Если бы мы сразу как только узнали сообщили всем, что я-не Султанша…кто знает, может тогда моя жизнь была бы проще. Я бы вошла в гарем Повелителя или счастливо бы жила с Ибрагимом, мужчиной, рядом я которым я чувствую, что могу забыть ненадолго о том, что часть моего сердца рвется к Султану.
     Гюльфем ушла навестить Махидевран, которая тяжело отходила после родов, особенно узнав, что Хюррем родила шехзаде. Я с трудом поднялась. Одев платье с помощью служанок, я отправилась прогуляться по дворцу. Стены комнаты давили на меня.
     И прежде чем я поняла, куда ведут меня ноги, я оказалась возле покоев Повелителя. Интересно, он здесь или может у Махидевран, или с Хюррем. Я прогнала эти мысли, они делали мне больно.
     — Скажите Повелителю, что пришла Хатидже-Султан. — Велела я страже, охраняющей покои.

POV Сулейман

     Я работал над очередным украшением, когда стража доложила о приходе Хатидже.
     — Пусть войдет.
     В мои покои буквально вплыла молодая женщина. Выглядела она очень уставшей и тем не менее казалась мне очень милой и нежной.
      — Хатидже, милая моя, зачем ты поднялась с постели? — спросил я её, подходя поближе и заключая в объятия.
     Она подняла на меня свои прелестные глаза и я увидел, что она готова расплакаться.
     — Что произошло, Хатидже? Кто тебя обидел?
     — Сулейман, — тихо отозвалась она, не покидая моих объятий. — Я…не хочу замуж, Сулейман. Только не за него…
     — Моя драгоценная Хатидже, приляг, ты ещё так слаба, — я подвел её к кровати. — Только не за него? Твоё сердце кто-то похитил?
     Её щеки слегка порозовели, мы никогда раньше не говорили о своих увлечениях.
     — Да. Только молю, не спрашивай кто.
     — Конечно, моя дорогая. Если бы я знал, я бы, конечно, не давал бы согласия.
     — Но ты его уже дал…
     — Мы что-нибудь придумаем. Вот увидишь, найдется решение этой проблемы. А пока поспи, тебе требуются силы. — Она странно взглянула на меня. — Я буду здесь радом с тобой охранять твой покой.
     Она улыбнулась, закрывая глаза. А я в очередной раз понял, как приятно мне быть с ней, просто лежать рядом, любоваться её нежной красотой, держать в объятиях эту хрупкую девушку. Я не заметил, как и сам уснул.
     Открыв глаза, я повернулся к ней. Хатидже уже не спала и, видимо, наблюдала за мной. Вдруг она ласково улыбнулась мне и протянула руки:
     — Сулейман, — тихо прошептала она, пристально заглядывая в мои глаза.
     Я не сдержался. Видеть её слега сонный взгляд, слышать этот призывный шепот своего имени — это было выше моих сил.
     Приобняв её, я наклонился и запечатлел нежный поцелуй на её устах. Она ответила, сначала робко, а затем с той страстью, которую и я пытался скрывать все эти месяцы. Вся та химия, то напряжение, витавшее между нами наконец-то нашло выход.
     Моя милая Хатидже, она тоже чувствовала всё это. И это её, как и меня, немного пугало и приводила в ступор. Мы росли как брат и сестра, но стоило нам узнать всю правду, как наши отношения, незаметно даже для нас самих, изменились.
     Я снова взглянул на неё. Мне хотелось бы всегда так держать её в своих руках. Быть рядом с ней, защищать и оберегать её от всех неприятностей и огорчений. Чтобы она была только моей.
     — Хатидже, — сказал я и открыл глаза.
     Я замер. Неужели только сон? Повернувшись, я увидел мою Хатидже. Она смотрела на меня почти также как и во сне.
     — Плохой сон? — заботливо спросила она.
     Я улыбнулся ей:
     — Нет, очень даже хороший. Как тебе спалось?
     — Хорошо, мне всегда хорошо спится, когда ты охраняешь мой сон, — её щеки снова окрасил алый румянец.
     — Я найду способ, чтобы ты избежала нежеланного брака, я даю тебе слово.
     — Спасибо, — отозвалась она и неожиданно для меня поцеловала меня в щечку. — Я рада, что ты есть в моей жизни, Сулейман.
     — Как и я, моя дорогая, как и я. Хочешь посмотреть над чем я сейчас работаю?
     — Да, — в её глазах заплясали весёлые огоньки, а мне было приятно, что я делаю её радостной и счастливой.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *